19:14 

"Это такая игра" (Гет, PG, Джен, ангст, юмор)

~LilianaDC~
Нахер мне город, в котором больше не встретить тебя... ©
Гордо именуя себя гетером-дженовиком, хочу внести ещё один вклад в сообщество по случаю его дня рождения. Вклад уже собственного авторства.

Название. Это такая игра
Автор. ~LilianaDC~
Бета. Седая Верба
Фандом. Fullmetal Alchemist (TV-2)
Жанр. Ангст, джен и где-то тут скрывался юмор
Персонажи/пейринги. Рой/Риза – основной; Кинг Брэдли/Риза, Рой/Оливия – боком; мелькают Селим, миссис Брэдли, мадам Кристмас, Ванесса и другие
Рейтинг: PG
Размер: Мини (4328 слов)
Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Хирому Аракава
Предупреждения: UST, местами ООС, специфические взгляды автора на некоторые моменты и пафос, очень много пафоса
Саммари: Стороны готовятся к Назначенному Дню
От автора: Написано по заявке Синяя_звезда на весенний фест RoyAi Day 2011. Простите меня, заказчик, что я тогда бросил вас, когда вы мне обещали, что выложитесь вместе со мной до тех. работ на дневниках. А также прошу прощения за то, что получилось ниже. Я знаю, мне не стоило откладывать всё в долгий ящик – но когда же Лилиана слушала свою совесть?! >< Очень надеюсь, что сия работа не так уж убога, как это кажется автору. *залез в заранее приготовленный гроб* Алукард, направь ствол мне в лоб. Да нет же, не стреляй пока! Я дам сигнал, когда меня убивать!

- Старший лейтенант Хоукай, - мягко обратился фюрер к своей помощнице, которая рассматривала какие-то отчёты. Дождавшись, когда Риза вопросительно взглянет на него, Брэдли с улыбкой – немного пугающей для старлея, однако, видимо, не сулившей никакой беды – продолжил: - Моя жена попросила передать, что приглашает вас сегодня на обед. Не окажете ли вы нам честь своим присутствием?
Подобное приглашение из уст самого Его Превосходительства звучало, как минимум, странно. Любой другой солдат бы действительно счёл это за честь – ведь не каждому посчастливится быть приглашённым на обед к семье фюрера, да еще кем – самим верховным главнокомандующим, однако Риза мало обрадовалась этому. Согласиться на обед значило оказаться под пристальным надзором сразу двух гомункулов, а быть под постоянным наблюдением Прайда ей хотелось меньше всего – впрочем, наверное, этот гомункул, прятавшийся за личиной маленького воспитанного мальчика, следил за ней все время с той ночной встречи. Что ж, пойти против воли Его Превосходительства было бы чересчур дерзко, но и позволить себе попасть в липкие сети этих тварей Хоукай не могла. Из двух зол...
- Так точно, сэр. Я непременно буду.
***
Воцарившая в воздухе тишина пугала Ризу, когда она шла рядом с фюрером от штаба к резиденции – казалось, будто кто-то выключил весь звук, оставив только шорох под подошвами армейских ботинков да отчётливо слышное в этом безмолвии дыхание Хоукай. Брэдли будто намеренно замедлял ход, чтобы оказаться на одной линии с лейтенантом и при этом отчётливо видеть её лицо. Риза никак не могла заставить себя думать, что обед в резиденции фюрера – это всего лишь обед и ничего больше. Наверняка эти гомункулы просто пытались внушить страх лейтенанту, заставляя её посещать подобные трапезы и быть под пристальным надзором уже двух их представителей.
Селим Брэдли теперь вызывал у Хоукай больший ужас, чем после первой их встречи. Делать вид перед миссис Брэдли, будто всё хорошо и что её муж и сын – действительно люди, оказалось труднее, чем думала Риза. Хозяйка, которая вовсю рассказывала о том, какой замечательный у неё приемный сын и как много раз она просила мужа оставить власть молодым, и не замечала, как предательски дрожали руки Хоукай, держа вилку и нож. Ястребиный Глаз готова была поклясться, что за всё время обеда Селим ухмыльнулся несколько раз, а фюрер только пристально наблюдал за её поведением.
Всё больше Ризе хотелось оказаться подальше от резиденции. Игра этих двух гомункулов в семью просто выводила лейтенанта из себя, а на миссис Брэдли, которая не подозревала о происхождении дорогих ей «людей», было жалко смотреть. Хоукай искренне удивлялась такой беззаботности со стороны первой леди, души не чаявшей в своём приёмыше. Пожалуй, не знай лейтенант правды, она бы с точно таким же умилением смотрела на Селима, которого все знали как мальчика воспитанного и умного. Однако правда была острее теней Первого гомункула и наводила больше ужаса, чем то, на что способен Прайд.
- Лейтенант Хоукай? – где-то вдалеке Риза услышала женский голос. – Лейтенант Хоукай!
- А? – девушка широко распахнула глаза и поняла, что последние пять минут тупо смотрела в свою тарелку, а руки сжали столовые приборы так, что побелели костяшки. Быстро положив их по сторонам от блюда, Риза вздохнула и вытерла салфеткой пот со лба. – Простите, мадам Брэдли, я, кажется, отвлеклась.
- С вами всё в порядке? – озабоченно спросила первая леди, готовая встать и подбежать к Хоукай в случае, если той станет хуже.
- Всё хорошо. Приношу свои извинения, наверное, я просто переутомилась, - немного дрожащим голосом ответила девушка, взглянув на мадам, которая уже укоризненно говорила мужу:
- Дорогой, не слишком ли ты нагружаешь свою помощницу? Ещё чуть-чуть, и она бы упала в обморок.
- Нет, мадам Брэдли, не беспокойтесь, со мной всё хорошо. Разрешите идти? – Риза поднялась со стула и, выпрямившись, посмотрела куда-то выше головы фюрера.
- А, вы уже уходите? – первая леди вновь обратилась к ней. – Но с вами точно всё в порядке? Вы совсем побледнели.
- Всё хорошо, мадам, не волнуйтесь за меня, - заверила ее Хоукай, кланяясь. – Благодарю за столь вкусный обед.
- Ах, ну что вы, лейтенант Хоукай, что вы, - отмахнулась миссис Брэдли.
- Я подожду вас у ворот, Ваше Превосходительство.
- Не стоит, мне уже тоже пора на работу, - фюрер встал из-за стола и, обогнув его, поцеловал руку своей супруге. Ризе стоило больших сил не усмехнуться в голос. – Идёмте, старший лейтенант Хоукай.
- Так точно, - стараясь не оглядываться на Селима, отчеканила девушка и последовала к выходу из обеденной.
***
- Мне показалось, или вам было страшно обедать с нами, старший лейтенант Хоукай? – после длинной паузы спросил фюрер, когда они шли по пустому коридору Центрального штаба. Их шаги отдавались громким эхом, и иногда Ризе казалось, что прямо под ногами сотрясалась земля.
- Никак нет, сэр, - глухо отозвалась помощница, открыв дверь и пропуская Брэдли в кабинет.
- Неужели? – Расс обернулся к ней, сцепив ладони за спиной, и Риза, почувствовав, как на неё пристально смотрит его «слепой» глаз, опустила взгляд.
- Скажите, сэр...
- Да?
- Миссис Брэдли... – начала негромко лейтенант, - она когда-нибудь спрашивала про вашу повязку на глазу?
Воцарилось долгое молчание. Единственное нарушавшее тишину тиканье маятниковых часов в углу кабинета фюрера, совпавшее по чистой случайности (или просто от излишнего волнения?) ритмом с сердцебиением Ризы, только сильнее напрягало Хоукай и заставляло её сжимать кулаки, дабы совсем не сорваться.
- Нет, не спрашивала, - лаконично ответил Кинг Брэдли, подойдя к окну, за которым было видно, как к центральным воротам штаба постепенно прибывали офицеры. Где-то мелькнула чёрная шевелюра полковника Мустанга, а минуты через три из машины показалась генерал-майор Армстронг, которая вошла в штаб, переговариваясь с Огненным алхимиком – фюрер заметил это по двигающимся губам обоих собеседников. – Не будьте ли вы так добры заварить мне чай, старший лейтенант?
- Есть, сэр, - отстранённо ответила Риза, подойдя к столу.
- И расслабьтесь – мой сын за вами сейчас не следит.
«Хотелось бы верить», - подумала Хоукай, то и дело оглядываясь на наблюдавшего за происходящим у ворот штаба фюрера.

***

- О, старший лейтенант! – Рой заметил заколотые светлые волосы, промелькнувшие в толпе офицеров. Риза обернулась и приложила свободную от папок с документами ладонь к козырьку. – Ты куда-то спешишь?
- Мне нужно отнести это в архивную и забрать кое-какие документы для Его Превосходительства, - отстранённо ответила Хоукай, повернувшись обратно и продолжив движение по переполненному коридору штаба. Мустанг выровнялся с ней:
- Вижу, совсем не отдыхаешь последнее время – выглядишь бледной. Что-нибудь случилось? И кстати, тебя не было в столовой во время обеда.
- Я была на обеде у фюрера, его жена меня приглашала, - всё так же холодно ответила лейтенант, сворачивая направо и стараясь не сталкиваться взглядами с полковником – не хотелось, чтобы он заметил отблески страха в её глазах.
- Миссис Брэдли? – удивлённо переспросил Рой. – С чего бы это?
- Я не знаю, сэр. И к слову, почему вы за мной следуете? Мне кажется, вы тоже куда-то спешили? – они остановились на очередном углу коридора.
- Да мне тоже надо в архивную, это... перепроверить кое-какую статистику за предыдущие периоды, - Огненный алхимик, замявшись, почесал в затылке.
- Так скажите, какую статистику вам принести, я заодно схожу, - глубоко вздохнув, предложила девушка, на что Рой только отмахнулся:
- Нет, я лучше сам заберу, а то мне как-то неудобно тебя напрягать – ты и так нагружена...
- Полковник, вы же понимаете, - Риза выразительно посмотрела него, и тот понял, о чём она говорила – за ними до сих пор следили, и любая попытка оказаться наедине в безлюдном месте могла вызвать подозрения со стороны гомункулов, а подвергать друг друга ещё большей опасности им хотелось меньше всего, особенно Рою – ведь Хоукай фактически заключена в заложники. Одно неосторожное движение – и нити натянутся сильнее, и царапин на коже появится больше, чем было, и щупальца будут сжимать горло крепче, - лишь бы не дать жертве сболтнуть лишнее. Но ни Рой, ни Риза не отрицали, что порой им хотелось забыть обо всей этой конспирации и осторожности и выпустить своих внутренних демонов наружу, потому что ночи ожидания предстоящей весны казались длиннее обычного, а в компании одной только верной собаки или одного бессменного друга алкоголя – ещё и темнее и, следовательно, опаснее, чем прежде. Какое из двух зол являлось худшим – постоянный надзор Абсолютного Глаза в дневное время или же слежка вечных теней ночи, которые, как казалось Ризе, то и дело неестественно преломлялись под лунным светом – определить было сложно.
Но если есть минутка-две для того, чтобы ненадолго побыть в компании друг друга, пусть и столкновение было чисто деловое, так почему бы не воспользоваться подобным шансом? В конце концов, они же не планировали прямо сейчас ворваться в кабинет фюрера и спалить или пристрелить его – они просто зашли в архивную за документами. Но для гомункулов и подобное действие могло приравняться к попытке подготовиться к перевороту, так что рисковать было по крайней мере глупо.
- Давай я тогда схожу, - твёрдо ответил Рой, выхватив толстенные папки из рук лейтенанта. – Скажи, куда отнести эти и что принести взамен, а дальше я разберусь.
- Эти документы – к отчётам по поставке вооружения в Северную армию, а эти – по Южной. А принести нужно личное дело отставного лейтенанта Хавока...
- Стоп. Хавока? – удивлённо переспросил Мустанг. – Зачем фюреру дело лейтенанта Хавока?
- ...и личное дело генерал-майора Армстронг, - закончила на той же ноте Хоукай, пропустив вопрос мимо ушей.
- Что-то здесь явно неладно, - прищурился полковник, но Риза отрезала:
- Не ваше дело – задавать вопросы, сэр. Если вы не можете сходить за ними – не проблема, я заберу их сама.
- Нет, я принесу их, жди меня тут, скоро буду, - спешно возразил алхимик, открывая дверь архивной. – Так принести дела Хавока и Армстронг, говоришь?
- Так точно.
Мустанг, кивнув, скрылся.
***
- Вас сегодня сопровождать, Ваше Превосходительство? – обратилась Риза к сидящему за столом, куда легли последние на сегодня отчёты, начальнику. Часы отбивали ровно восемь вечера, и вся документация была на удивление быстро рассмотрена до этого времени. Хоукай приходилось быть шофёром Брэдли, но это происходило довольно редко, в основном когда они оба засиживались в штабе до одиннадцати-двенадцати ночи – во всех остальных случаях фюрера подвозили другие помощники.
- Нет, спасибо, я доберусь и сам – может быть, я сегодня даже позволю себе небольшую прогулку, - улыбаясь в усы, ответил Брэдли. – Можете идти, старший лейтенант Хоукай. Будьте осторожны.
- Так точно, сэр, благодарю, - откланялась Риза и вышла из кабинета.
Узкие пустые коридоры штаба, освещённые лампами, казались старшему лейтенанту длиннее, чем днём, и шаги, отскакивавшие эхом от стен, слышались так же отчётливо, как и гулко бившееся сердце Ризы, рядом с которым, во внутреннем кармашке кителя, обжигал грудь маленький огрызок бумаги с коротким посланием:
«Сегодня в 9, у мадам Кристмас».
На улицах столицы было, к счастью, людно, и лейтенанту не нужно было постоянно оглядываться в поисках возможной слежки (хотя, конечно, она понимала, что единственный, кто следил за ней, находился под её собственными ногами), и пройти к небольшому и малозаметному бару со скромной табличкой «Бар мадам Кристмас» было просто – к счастью, никто из гомункулов не знал о связи Роя и Ризы с этим местом, равно как и о том, что хозяйка заведения в прошлом воспитывала полковника и являлась его приёмной матерью.
- О, малышка Элизабет! Давно не виделись, детка, - бодрым, но хрипловатым голосом поприветствовала полная женщина у стойки.
- Здравствуйте, мадам, - уголки губ вытянулись в подобии улыбки, и Хоукай, сняв с себя тонкое пальто, села напротив Крис. – Как поживаете? Вижу, бизнес всё процветает?
- Да ну тебя, - отмахнулась сигаретой хозяйка бара. – Всё одни и те же клиенты каждый день, раз в две-три недели только появляется кто-то новый. Девочки уже вовсю ноют, что развлекать стало некого.
Риза оглядела бар, и несколько девушек, заметив её, помахали руками, на что лейтенант ответила короткими кивками и вымученной полуулыбкой.
- Ну а ты-то как? Небось, фюрер совсем тебя замучил на работе?
- Конечно, работы не поубавилось, но и не сказать, что замучили – по крайней мере Его Превосходительство добросовестно исполняет свои обязанности и не отлынивает от работы, - с лёгкой усмешкой в голосе ответила Ястребиный Глаз, снимая заколку и распуская свои длинные светлые волосы. – И я могу почаще возвращаться домой после восьми, а не одиннадцати, как раньше.
- Ты там поаккуратней, - пригрозила тлеющей трубочкой мадам, глядя в глаза Ризы, - кто знает, что у этого начальства на уме... Кстати, что-нибудь будешь?
- Я бы не отказалась от стакана воды – спиртное я не употребляю до сих пор.
- Сейчас будет вместе со специальным блюдом, - подмигнула ей Крис Мустанг и скрылась где-то в недрах бара, а Хоукай выпрямилась на стуле. К ней подошла (точнее – подплыла на своих изящных ножках) русоволосая девушка в фиолетовом платье.
- Привет, Риза, давно тебя тут не было.
- Здравствуй, Ванесса. Ты всё так же чудесно выглядишь, - улыбаясь, ответила лейтенант.
- А вот ты изрядно побледнела и исхудала, Элизабет. Ни одному нормальному мужчине не понравится такой тощий призрак, - протянула Ванесса, подперев голову руками. Хоукай только тихо усмехнулась, посмотрев на часы: время близилось к девяти. Мадам Кристмас вновь появилась перед старлеем, поставив на разложенную на стойке салфетку прозрачный стакан, и, снова подмигнув Ризе, отошла к опьяневшему клиенту в потрёпанном коричневом костюме. Ванесса тоже успела исчезнуть в толпе снующих туда-сюда гостей и появиться за столиком в углу, около старого запылившегося пианино. Старший лейтенант посмотрела в стакан и разглядела на дне расплывавшиеся под слоем воды буквы:
«Второй этаж, третья дверь справа».
***
До лестницы было рукой подать, а военные в бар мадам Кристмас никогда не приходили, так что за конспирацию встречи можно было не волноваться – от хозяйки бара или её девочек дожидаться подставы было бессмысленно.
Риза уже забыла, насколько узкой была лестничная площадка в этом заведении. Подниматься по столь высоким ступеням было непривычно, а слабо горевшая лампа между маршами так и норовила погаснуть. Отсчитав от лестницы третью дверь, Хоукай коротко постучалась и открыла её. У окна сидел знакомый силуэт.
- Полковник...
- Риза! – Рой вскочил со стула и поспешил закрыть дверь за лейтенантом. Единственным источником света была белая толстая свеча на столе.
- Полковник, зачем вы меня вызвали? Вы же понимаете, что это опасно! За нами всё ещё следят!
- Они не знают об этом баре и о его связях со мной или тобой, так что успокойся, - заверил её Мустанг, жестом пригласив сесть на стул. – Лучше расскажи, что же всё-таки было на обеде у Брэдли. Я должен выявить как можно больше слабых мест у него, чтобы подобраться ближе.
- Ещё ближе? Полковник, я же доставляю вам всю информацию, какую могу достать, что вам ещё нужно? – возмутила Хоукай, сложив руки на груди.
- Мне нужно знать, как с тобой обращается фюрер и его окружение.
- Вы имеете в виду Селима? – вскинула брови Риза. Алхимик коротко кивнул. – Тогда, боюсь, мне вам нечего сказать, сэр.
- Лейтенант...
- Зря вы вызвали меня сюда, полковник, вы и так подвергли себя опасности, оставив записку в папке с личным делом генерал-майора Армстронг, - сказала Хоукай, встав и направившись к двери. – Кстати, я слышала, что она на днях получила фамильное поместье?
- Да.
- Тогда вам стоит пригласить её на ужин и отпраздновать это событие, - подарив Мустангу холодную улыбку, ответила Риза. – И передайте ей от меня привет и мои поздравления с вступлением во владения особняком. Очень надеюсь, что мы сможем встретиться с ней в стенах штаба. Спокойной ночи.
- Будь осторожна.
- Вы тоже, сэр.
Выходя из здания бара и начиная движение в сторону казённых квартир, Риза была уверена, что за ней следил обеспокоенный взгляд чёрных, как сегодняшняя столичная ночь, глаз.

***

- Вот как? Всё-таки хватило смелости пригласить меня на ужин... как ты там говоришь? - громко и выразительно хмыкнула Оливия, - чтобы отпраздновать моё новоселье?
- Скорее, мне просто очень хочется вас угостить столичными яствами, генерал-майор, - невинно улыбаясь, ответил Рой. – Наверняка вы уже успели забыть вкус блюд Централа, проведя столько лет в своей холодной крепости.
- Ты точно уверен, что сможешь всё оплатить? – Армстронг скептически взглянула на полковника.
- Не будь я так уверен в себе, стал бы я пытаться пригласить вас в третий раз? – Мустанг игриво приподнял правую бровь, а затем, взглянув на часы в коридоре штаба, слегка кивнул генерал-майору: - Я жду вас в семь часов у ресторана «Сентрал». Думаю, мне не стоит просить столь дисциплинированного солдата о том, чтобы он не опаздывал. Увидимся вечером, генерал-майор.
- Да чтоб он сквозь землю провалился, - процедила Оливия, когда полковник уже исчез за углом.
- Сестра! – Северная Скала, едва обернувшись, чтобы направиться к себе во временный кабинет, столкнулась с Алексом.
- Сколько раз повторять тебе – на службе обращайся ко мне «генерал»! – яростно бросила женщина, наступив брату на ногу. – И кажется, я также говорила, что не хочу с тобой видеться. Что тебе нужно?
- Прошу прощения, мэм! – Могучерукий алхимик выпрямился по струнке, приложив ладонь к виску, и, дождавшись, когда сестра сойдёт с его сапога, наклонился и прошептал: - Отец просил передать, что он вместе с матушкой и Кэтрин благополучно добрался до Сина.
- Отлично. Что-нибудь ещё? Я спешу, если ты не видишь.
- Генерал-майор Армстронг, – спокойным голосом обратилась к ней подошедшая Риза, быстро козырнув, - майор Армстронг, добрый день.
- Добрый день, старший лейтенант, - отозвался Алекс, кивая. – Пожалуй, я оставлю вас. Всего доброго.
- Что-нибудь случилось, старший лейтенант Хоукай? – дождавшись, когда алхимик отойдёт, вопросила Оливия, немного устало посмотрев на Ризу. Дни в душном по сравнению с севером Централе проходили куда утомительнее – генерал-майору совершенно не нравились шумные города, предпочитая им бескрайние горные просторы, от которых веяло свежестью и свободой. Многочисленные высотные здания, в чьих окнах по ночам горели огни, подобно ярким звёздам, давили своим видом на Снежную Королеву, и порой, возвращаясь в пустой особняк, Оливия давала своей усталости выйти на волю – женщина садилась в уютное кресло перед камином и, прикрывая веками свои голубые, как чистое небо Бриггса, глаза, предавалась беспокойному сну, коего никогда не было за всё время службы на севере. В отличие от крепости, где у неё была только одна задача – охранять границу от драхмийских захватчиков – всё, что могла Северная Скала делать в столице, - это только ждать Назначенного Дня и стараться всеми силами не раскрывать своих карт. Но это было не так-то просто в незримом присутствии зловещих теней, о которых Оливия была осведомлена в первый же день своего приезда в Централ благодаря полковнику Мустангу.
- Вас хочет видеть Его Превосходительство, - хладнокровно ответила Хоукай и, развернувшись, продолжила: - Позвольте вас проводить.
- Он не сказал, зачем именно? – поинтересовалась Армстронг, быстрым шагом догнав лейтенанта.
- Никак нет, мэм.
- Ясно, - Снежная Королева немного помолчала, прежде чем продолжить: - Как поживаете, Риза? Вы не против, что я буду к вам по имени обращаться?
- Нет, всё хорошо, генерал-майор, я не возражаю, - губы девушки скривились в неком подобии улыбки. – В целом всё неплохо. Бывает, что приходится задерживаться в штабе, но не сказать, что так часто и не совсем допоздна, как это было с полковником Мустангом.
- Мне всегда было интересно, что же в этом мальчишке есть такого, что заставляет вас и ещё часть весьма ценных, на мой взгляд, сотрудников слепо следовать за ним? Столь наивных идеалов, как у него, я ещё не видала, - задумчиво начала Оливия, шагая по коридору.
- Вы, наверное, тоже когда-то верили, что армия создана для того, чтобы помогать людям? – загадочно улыбнулась Риза, сворачивая налево.
- Все мы были юнцами и думали так, - усмехнулась генерал-майор, – и считали, что нам не придётся проливать кровь, не так ли?
- Вы правы, мэм.
- Ишварская война несильно изменила Мустанга, как мне кажется, - Оливия внимательно посмотрела на Ризу. Под её коньячного цвета глазами виднелись тёмные круги – судя по всему, лейтенант не очень крепко спала последние дни. Интересно, отчего бы?
- Смею возразить вам, генерал-майор, - улыбка на лице девушки тут же погасла – меньше всего лейтенанту хотелось говорить именно о событиях шестилетней давности. Слишком много боли осталось с того времени, слишком много воспоминаний врезалось в память, слишком хорошо Ястребиный Глаз сумела запомнить лица и крики убитых ею ишваритов, слишком ярко рушились прежние идеалы перед её глазами, чтобы попытаться всё это забыть. – Ишварская война изменила всех нас, в том числе и полковника Мустанга.
- Я, к примеру, таких сильных перемен не вижу, - хмыкнула Оливия, когда собеседницы подошли к двери кабинета фюрера.
- Вы просто плохо знаете полковника Мустанга, генерал-майор Армстронг, - улыбнулась напоследок Риза и открыла дверь, обращаясь уже к сидевшему за столом Брэдли: - Ваше Превосходительство, я привела вам генерал-майора, как вы и просили.
Прежде чем за Оливией закрылась дверь, женщина заметила, как немного странно изогнулись тени на стенах коридора.
***
Ночью Централ преобразовывался. Генерал-майор Армстронг, привыкшая к бессменным картинам гор Бриггса – что утреннего, что вечернего – бросала раздражённые взгляды на горевшие огни в столичных магазинах, около витрин которых собирались толпы клиентов. Ночью столица Аместриса бурно оживала – загорался свет в окнах квартир, лилась из чьего-то граммофона мелодия старого вальса, слышались громкие споры особенно беспокойных горожан. Там, где до Оливии не добиралась городская суета, всегда было тихо и спокойно – и пусть в любимых горах одиночество всегда сопровождало её – по крайней мере, у неё не было ощущения постоянной слежки, какое, к примеру, сопровождало ту же Ризу всякий раз, когда на город опускалась вечерняя мгла.
На улице, где располагалось одно из самых роскошных заведений столицы – ресторан «Сентрал» - жизнь кипела особенно бурно. Автомобиль генерал-майора Армстронг остановился у входа, и к нему подошёл мужчина, с улыбкой открывая дверцу.
- Рад вас видеть, генерал-майор. Чудесный вечер, не так ли? – вопросил Рой, протягивая руку. Оливия предпочла обойтись без помощи полковника и, выйдя из салона, направилась прямиком ко входу в ресторан. Мустанг, удивлённо простояв с полминуты, только захлопнул дверь машины и, подав знак водителю, поспешил за Армстронг. – Я вижу, вы не очень-то в хорошем расположении духа.
- Какой догадливый, - буркнула Оливия, снимая плащ и дожидаясь, когда Рой укажет ей заказанный стол.
- Я очень надеюсь, что сумею поднять вам настроение, - натягивая на своё лицо одну из тех коронных улыбок, от которой теряли сознание другие девушки и которая никак не действовала на Снежную Королеву, ответил Мустанг, провожая собеседницу к столику у стены с большой картиной.
- Свежо предание, - генерал-майор села, перекинув ногу на ногу и хмуро осмотрев переполненный ресторан.
- Пожалуй, вы не откажетесь от бокала вина? Здесь подают прекрасное...
- Я прекрасно осведомлена о меню «Сентрала», Мустанг, - прервала его Оливия, убирая волосы за спину. – С кем ты, по-твоему разговариваешь?
- Прошу прощения, мэм, - наигранно виновато улыбнулся полковник, подняв руки. К столику подошёл молодой официант и, поклонившись Северной Скале, заговорил:
- Мы очень рады вновь видеть вас здесь, мисс Армстронг. Желаете отведать аэругского вина?
- Буду весьма признательна, - равнодушно ответила генерал-майор и жестом прогнала обслуживающего, который, вновь откланявшись, уже поспешил выполнять заказ.
- Аэругское вино? – переспросил Рой, с любопытством взглянув на сидевшую напротив женщину. – У вас неплохой вкус, генерал-майор.
- Старые привычки, не более того, Мустанг, - отмахнулась собеседница. – В Бриггсе такого сорта нет.
- Неужели Снежная Королева потребляет вино во время службы? – ехидно спросил Рой, на что Оливия гневно посмотрела в ответ. Полковник быстро осёкся и уважительно кивнул: - Простите, виноват.
- Тебя не учили хорошим манерам, мальчишка? – процедила Армстронг, когда к ним вновь подошёл официант с двумя высокими бокалами и бутылкой тёмно-красного вина.
- Откуда такой деревенщине, как я, знать о принятых в высших кругах нормах этикета? – всё так же наигранно протянул Рой, протягивая собеседнице бокал. – Я, конечно, воспитанный мужчина, но, увы, не знаю, как ведут себя аристократы. Может быть, вы мне расскажете, генерал-майор? У нас ещё много времени осталось до весны – я бы мог выучиться у вас, чтобы в следующий раз, когда приглашу какую-нибудь аристократку в дорогой ресторан, не упал в грязь лицом.
- Боюсь, тебе не захочется быть походящим на аристократа уже после первого «занятия», - усмехнулась Оливия, прикоснувшись к ножке хрустального фужера, отдававшего приятным и успокаивающим холодом.
- Вы слишком плохо обо мне думаете, - расстроено ответил Огненный алхимик, поднимая бокал – тёмно-красная жидкость заплескала по прозрачным стенкам.
- Я когда-то была хорошего мнения о тебе? – надменно взглянула на полковника Армстронг, взяв свой фужер. Рой, пожав плечами, предложил тост.
***
- Я слышал, фюрер вызывал вас сегодня? – как бы невзначай бросил Мустанг, отрезая кусочек жареного мяса. Оливия вопросительно взглянула на мужчину: - Не ранее, как днём лейтенант Хоукай заходила в архивную за вашим личным делом.
- Не суй свой нос куда не следует, Мустанг, - бросила Армстронг, отложив вилку и опустошая бокал вина. За всё время ужина они практически не разговаривали, разве что полковник пару раз спрашивал собеседницу, пробовала ли она то или иное новое блюдо ресторана, на что Оливия неохотно и устало отвечала. По мере того, как стрелки больших настенных часов приближались к отметке десять, посетители начинали расходиться – слышался скрип отодвигаемых стульев, звон собирающейся посуды и негромкие голоса переговаривавшихся между собой официантов. Город за большими оконными стёклами медленно готовился ко сну – один за другим гасли огни в квартирах горожан, утихала музыка, всё реже мимо домов проезжали автомобили.
- Позвольте вас подвезти до особняка, генерал-майор? – осведомился алхимик, жестом поманивая к себе служащего.
- Я доберусь и сама, полковник, - холодно ответила Оливия, равнодушно наблюдая за тем, как Рой расплачивается с официантом.
- Осторожно, генерал-майор – в городе шастают всякие жулики и маньяки, кто знает, что с вами может случиться. Хотя я смею предположить, что они все разбегутся, едва увидят суровый взгляд ваших столь прекрасных голубых глаз, - тут же добавил Мустанг во избежание того самого «сурового взгляда». – Вы точно уверены, что не желаете принять предложение от алхимика, способного в случае чего защитить вас?
- Нет, - твёрдо повторила Оливия, встав и накинув на себя плащ. Приблизившись к полковнику, Армстронг левой рукой оперлась на стол и продолжила: - При всём моём нежелании это говорить, всё же благодарю за ужин. Увидимся утром в штабе... если мне, конечно, захочется вновь увидеть твою бездарную физиономию. Спокойной ночи, Мустанг.
- Спокойной ночи, генерал-майор, - скривив губу в полуухмылке, попрощался Рой и, когда женщина, выйдя на улицу, исчезла из поля зрения, обернулся на стол, за которым они трапезничали. Там, где недавно была изящная рука в белой перчатке, лежал аккуратно сложенный листок бумаги, исписанный знакомым почерком. Спрятав послание во внутренний карман сюртука, Рой кивнул оставшимся в зале официантам в знак прощания и также покинул стены роскошного заведения.

Главные часы столицы медленно и раскатисто отбивали одиннадцать часов вечера.
Риза сидела на кухне своей казённой квартиры, рассеянно гладя своего пса и о чём-то раздумывая. На столе верно остывала кружка чёрного чая.
Оливия смотрела в окно гостиной своего особняка, подсчитывая в уме день, в который предположительно прибудут её солдаты через подземный тоннель.
Рой убивал остатки вечера за бокалом дешёвого виски и в сотый раз вчитывался в мелкие буквы короткого, но важного послания, сообщавшего очередные детали подготовки к Назначенному Дню.
Кинг Брэдли вслушивался в мирное дыхание крепко спящей рядом жены и думал, что люди, столь глупые по мнению гомункулов создания, не перестанут удивлять его.
Город, ничего не знающий о приближении Назначенного дня, безмятежно погружался в сон.

@темы: Алекс Армстронг, Кинг Брэдли, Оливия Армстронг, Риза Хоукай, Рой Мустанг, гражданские, фанфикшен-автор

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Все военные Аместрис

главная