01:11 

"Royal" и "Shielded Dreams", переводы для FMA MILITARY Фест по заявке алКошка

Мэй_Чен
Absit omen
Уважаемый заказчик, написать по вашей заявке не получилось, к сожалению, но исполнитель нашёл и перевёл два фика, которые, как он страстно надеется, вам могут понравиться, и в каком-то смысле заявке соответствуют.
И ему стыдно, стыдно за то, что так поздно выкладывается.
Переведено для FMA MILITARY Фест: из Аместрис с любовью по заявке алКошка:
Пейринг: Рой/Ал
Рейтинг: NC-17 - обязательно!!!
Таймлайн: Пост-ТВ-1, пре-мувик. АУ
В тот промежуток времени, что Эдвард находится в нашем мире, Полковник не отсиживается на границе, а упорно ищет возможный способ вернуть его. Альфонс не теряет память, и помогает, чем может: получает госудаоственную лицензию, поступает на службу в подчинение Мустанга, проводит всё свободное время с Роем.
Важно: За обоснуй можно взять что угодно, кроме системы "Рой любит Эда - Ал похож на брата." Оптимально - в Альфонсе сочетаются лучшие, по мнению Полковника, качества Эда, и его собственные.
Ключевая фраза: "Вы так похожи, но в то же время абсолютно разные."


Название:"Royal" (Ройал)
Автор: Ban-chan
Переводчик: Мэй_Чен
Статус: Закончен
Жанр: слеш, ангст, флафф
Рейтинг: PG-13
Пейринги: Рой/Ал
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: Мы сошлись из-за кого-то другого, не из-за нас самих.
Источник: toukakoukan.com/archive_php/chapter.php?chapter...
Разрешение на перевод: нет, с автором связаться не удалось
Размещение: запрещено

Мы сошлись из-за кого-то другого изначально, не из-за нас самих. Не потому, что я люблю его, или он любит меня, а потому, что мы любим одного и того же человека. После его смерти нам не к кому было обратиться, кроме как друг к другу. Мы могли разделить нашу боль и всеобъемлющее чувство утраты на двоих. И как-то так вышло, что с каждым новым днём становилось всё легче.
Хоукай жаловалась, что в доме нашем слишком гнетущая атмосфера, потому что мы никак не можем смириться с потерей, и это чувство висит в воздухе и грозит завладеть каждым, кто входит в него. Она перестала приходить, что было неплохо. Нам нравилось остаться самим по себе, вспоминая его наедине друг с другом. Только мы любим его достаточно для того, чтобы поддерживать в живых таким образом. Я никогда бы не допустил потерю брата, потому что тогда чувство утраты ушло бы из нашего дома. Ведь любое ощущение его было куда лучше, чем представлять себе, что он никогда не существовал, или, что ещё хуже, просто забыть о нём.
Это Рой придумал, чтобы мы двигались вперёд вместе. Он не просил, он просто сопровождал меня в ночь, когда брат покинул нас. Он знал, что провожать будет меня, а не брата. Он знал, что брат не выживет, восстановив моё тело. Он сказал, чтобы я не винил себя, но знал, что я всё равно буду делать это. Но после той ночи Мустанг больше не говорил об этом.
Где-то между тогда и сейчас я научился жить с Роем. Узнал обо всех его привычках и причудах, например, о том, что после работы он любит принимать джакузи, или чуть улыбается, вспоминая о брате. Он часто так делал. Я выучил наизусть все его любимые моменты, проведённые с братом, а он – мои. И это помогало сохранять брата живым и ярким для нас обоих. Я узнал всё о любимых книгах и историях Роя, обо всех его любимых кафе и блюдах, и даже о том, как их готовить. В воскресенье я просыпался раньше, чем Рой, и делал омлет и свежий сок. День мы обычно проводили в библиотеке, обмениваясь историями, своими мыслями и бедами. Это было наше время, полностью посвящённое брату.
Поначалу Рой рассказывал мне только об армии. Заданиях, которые он выбирал специально для брата, боях, которые они устраивали в его кабинете, спорах, которые и привели к их отношениям. Время шло, и я услышал много историй любви и страсти, которым суждено было оборваться. Его голос поведал мне столько об Эдварде, что я почувствовал, будто знаю о нём всё. Перед глазами возникали картины, точь-в-точь такие, как описывал мне Рой, и пот тускло блестел в еле освещённой комнате. Я узнал о брате всё. Все о его самых чувствительных местах, о причинах, по которым он не спал ночами. Обо всех частях его тела, которые нравились Рою, о том, как легче завоевать его. Когда нерассказанных историй больше не осталось, он говорил мне про то, о чём думал в последнее время. Его мысли, когда он в первый раз увидел брата, и когда впервые понял, что любит его. Мечты о брате, которому трудно было противиться. Ему тяжело было противостоять брату, но без него ещё труднее.
Было много ночей, когда мы плакали, потому что все истории были рассказаны, и нам нечем было утешить друг друга. Иногда мы пытались пересказать друг другу основные моменты, но, по большему счёту, говорить об этом уже не стоило. Мы оба знали всё о брате и друг о друге.
Где-то между тогда и сейчас, лёжа на полу в объятиях Роя, я понял, что люблю его. Где-то между тогда и сейчас он стал обнимать меня так, как обнимал брата. Где-то между той ночью и этой мы были уже больше, чем друзьями, не осознавая этого. Движения и страсти, истории и проблемы, это стало таким знакомым и домашним.
Мы всё ещё любим брата. Мы всё ещё говорим о нём постоянно. Всеми нашими самими заветными историями мы делились друг с другом. Но мы начали создавать свою собственную жизнь снова. У Роя и меня есть свои собственные любимые моменты. Воспоминания о местах, где мы путешествовали, о людях, с которыми мы встречались, которых мы знаем, интимные моменты. Я никогда не думал, что Рой будет привлекать меня. Я и не догадывался, кем я был, пока он не поцеловал меня.
Впервые раз он поцеловал меня в постели, в немыслимо ранний утренний час. Я думал, что он просто принял меня за брата, тёплое тело которого лежало рядом с ним ночами. Я подумал, что брат обычно занимался с ним спонтанной любовью рано по утрам. Рой лёг на меня сверху, поставив руки по обе стороны от меня и продолжил. Его поцелуй был мягким, любящим. Язык нежно вынудил мой рот открыться, осторожно изучая его. Я обвил руку вокруг его шеи, стараясь вести себя так, как мог бы это сделать брат. Я знал, что он тоскует по такой любви, по такой иллюзии, которая тем дольше может помогать не вспоминать об отсутствии брата. Я думал, что Рой просто спит со мной, как это было обычно с моим братом. Когда он оторвался от поцелуя, то упёрся своим лбом о мой, закрыв глаза и тяжело дыша. Моё имя соскользнуло с его губ, мягко, еле слышно. Он спросил, всё ли со мной в порядке. Я ответил, что да.
Потребовалось несколько недель, чтобы мы смогли принять для себя новый уровень наших отношений. Не то, чтобы нам было неловко друг перед другом, но мы оба чувствовали вину. Любя друг друга, мы чувствовали себя так, словно предаём брата. Я как будто украл Роя у него, потому что теперь тоже занял место в его сердце. Но, в конце концов, я понял, что занял не место брата в сердце Роя, а создал своё собственное пространство. В любви совсем другие правила, чем в алхимии. И нет там такого понятия, как равноценный обмен в чьём-то сердце, потому что, как и душа, любовь незаменима.
Мы всё ещё постоянно думаем о брате. Рассказываем старые истории, стараемся сейчас делиться ими с другими. Мы полюбили встречаться со старой компашкой, Хоукай, Фьюри, Хавоком. Когда собираемся вместе, то говорим о войне, о Хьюзе, о брате. Стараемся вспомнить самые забавные моменты, такие, как надоедливые звонки Хьюза и тирады брата о его росте. Приятно вспоминать их счастливыми, нас всех вместе. Как здорово быть счастливым. Я счастлив, счастлив с Роем и жизнью, которую мы сами для себя создали. Конечно, останавливаемся, чтобы снова пережить прошлое, но потом всё равно продолжаем идти вперёд. Мы не позволим смерти брата остановить нас, но и не забудем о ней. Я помню, как он пожертвовал свой жизнью, чтобы продолжалась моя, и думаю, что он просто хотел для меня счастья. Счастья для нас обоих.

Спасибо тебе, старший братик.


Название: "Shielded Dreams" (Сокровенные мечты)
Автор: Tot-Senpai
Переводчик: Мэй_Чен
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Рой/Ал
Жанр: romance
Размер: мини
Источник - www.fanfiction.net/s/3352994/1/Shielded_Dreams#
Предупреждение: секс с несовершеннолетним, ООС всех и вся, перевод не дословный
Разрешение на перевод: нет, автор на связь не вышел.
Размещение: запрещено
От переводчика: переводчик несколько вольно обошёлся с оригиналом, простите.

Дождь. Всегда дождь. Вспыхивают молнии, отзываясь дрожью в теле мальчика. Он напуган. Один во тьме. Лишённый чувств и желаний. Он боялся одиночества; словно он снова был заперт внутри доспехов. Страх. И некому его утешить. Брат ушёл, все воспоминания стёрты. Всё, что у него есть сейчас – только будущее. Вокруг него мир, где каждый может найти место для себя, но он не может найти себя в этом мире. Мальчик свернулся клубочком в углу, боясь смотреть в окно, за которым шёл дождь. Раньше он боялся дождя, потому что тот мог повредить его кровавую печать; но теперь её не было. Он был человеком и всё, что мог сделать – это медленно умирать. Его пустые золотистые глаза смотрели перед собой. Звук дождя за окном был приятен, но всё равно пугал его, как будто его могло смыть.
Раздался тихий стук в дверь, и в пустых безжизненных глазах зажглась искорка жизни. Тишина. Затем стук повторился, эхом пронёсшись по комнате. Он ничего не сказал и не двинулся с места. Лишь подтянул колени к груди. Сердце в груди стучит слишком сильно. «Я один. Я навсегда останусь один?» - спросил себя Альфонс. Он закрыл глаза и глубоко вздохнул. Дождь прекратился после стука. Или ему так показалось. Он не мог сейчас ясно мыслить. Его тело дрожало, но ему не было холодно. Альфонсу казалось, что его тело больше никогда не сможет чувствовать тепло. Внезапно раздался ещё один стук, и за ним последовал голос.
- Альфонс! Это полковник. Открой, или я войду сам. – Мустанг всегда так напорист. Даже если он был добрым человеком, то всё равно привык доминировать над всеми.
Но внезапно всё затихло. Альфонс пригладил волосы влажной рукой. «Я вспотел? Но… Это так непривычно…»
Он вздохнул и позволил руке опасть. Ручка двери повернулась. Дверь закрылась. Послышались шаги, всё ближе и ближе к нему, но он не мог двигаться от страха. Бежать и спрятаться – вот чего он хотел сейчас, но куда бежать? Его лучшая подруга Уинри занята своей автобронёй, а брат исчез. Ему нужно было быть любимым, но кем?
- Альфонс, с тобой всё в порядке? – Рой опустился на колени рядом с мальчиком и провёл рукой в перчатке по слипшимся золотистым волосам. Альфонс тихо всхлипнул, и Мустанг понял, что должен быть сильным с ним. Он подсел к мальчику и обнял его.
- Вам когда-нибудь случалось… чувствовать себя таким одиноким, как будто в мире больше никого нет? – Альфонс даже головы не поднял. Его внимание, казалось, было приковано к полу, но Мустанг не стал фокусироваться на этом. Он думал о том, как бы покорректнее ответить на вопрос. Он чувствовал подобное прежде. Много раз, если быть честным. Было и такое, что его мысли казались пугающей правдой. Он лишь кивнул. Мальчик передвинулся поближе. Рой положил ему голову на плечо и обхватил его сильную руку своими руками. Альфонс чувствовал себя сейчас бесполезным и несчастным. Всё, что ему нужно было сейчас – это сочувствие. Он прижался к полковнику своего старшего брата и захныкал.
- Знаете, сэр… Мой брат!..
Рой приложил ладонь к его рту. Мало того, что Эдвард исчез, так сейчас он должен был смотреть его двойнику в лицо.
Сердце Альфонса начало бешено стучать. Всё, что он знал, ушло. Все, кого он любил, исчезли. Никого нет – только этот мужчина перед ним. И ему нужен был лишь один человек, которого он мог видеть в этой жизни. Чтобы почувствовать чужое тепло. Он прижался к Рою и почувствовал, что рука исчезла с его губ.
- Извините, мистер Мустанг. Скажите, вы… - он сделал глубокий вздох, – всегда хотели чувствовать себя живым? – Рой вздрогнул, когда лицо мальчика оказалось совсем близко к его лицу. Он даже отстранился бы, но затылком прижался к стене. Альфонс не был больше рядом, он стоял прямо перед ним. Их глаза словно соединило невидимой связью, и золотистые встретились с чёрными, один из которых был закрыт чёрной повязкой.
Мустангу всегда хотелось защитить этих двоих мальчишек. Защищать, не важно, от чего. Он уставился на мальчика перед собой. Он не знал Альфонса человеком достаточно долго, но ему всегда хотелось забрать боль, которую тот носил в себе. Ему хотелось прикоснуться к мальчику, обнять его. Рука Мустанга неожиданно протянулась вперёд и легла на светлые волосы. Дождь продолжал капать, его грохотание по окнам заставляло Альфонса дрожать, но этот звук был единственным, на чём он мог сосредоточиться. Он хотел, чтобы всё прекратилось. Но это было невозможно. Всё, что он слышал, только дождь, танцующий на стекле; всё, что мог чувствовать - ощущение чужих губ, прижавшихся к его губам. Тишина. Его широко раскрытые пустые глаза уставились на раскрасневшееся лицо полковника. Рой медленно отступил, приоткрывая глаза.
- Я не хочу больше сдерживаться. Дай мне облегчить твою боль, Альфонс. – Он приобнял мальчика и опустил его на пол. Тёплые, нежные прикосновения. Мягкие, страстные поцелуи. Он не мог сдержать себя. Он думал лишь о том, как избавить мальчика от страданий. Никакого сопротивления. Альфонс был полностью согласен.
- Просто… Пусть боль уйдёт…
Мальчик почувствовал кожей ковёр на полу и чуть вздрогнул. Губы Роя на шее поддразнивали его, заставляя кожу гореть. Это ощущение пробежало по его телу вниз к паху, заставляя его застонать и выгнуться. Чувство было прекрасным, невероятным. Мягкие прикосновения спускались вниз по его животу, рубашка медленно расстёгивалась. Рой чуть куснул его шею, прежде чем поцеловать мальчика.
- Ммммм… - Альфонс почувствовал, как его мысли начали путаться. Всё, что он чувствовал – как начинает разгораться внутри него похоть. Внизу болезненно запульсировало. Ткань рубашки упала с его плеч и груди. Губы спускались всё ниже, и под поцелуями плавилось тело. – Уберите боль…
Это было тем, чего хотел мальчик, и что Рой старался делать, как мог.
- Мис-тер… Муст-танг… Сэр?.. – он уже не мог остановиться, даже если бы Альфонс попросил его об этом. Удовольствие было желанным, невыносимым. Сердце его бешено стучало. Мустанг чувствовал, как боль в груди исчезает. Память о смерти его лучшего друга была стёрта в тот момент, вместе с исчезновением Эдварда. Он был здесь, думая лишь об Альфонсе.
- Не заставляй меня останавливаться, пожалуйста.
Мустанг оставлял мягкие поцелуи на груди мальчика. Он чувствовал, как дрожит Альфонс, но не мог остановиться. Спустившись чуть вниз, он замедлился. Ему ничего не мешало, но когда он посмотрел на Альфонса, то увидел румянец на щеках. Мальчик отвернул голову в сторону.
- Я хочу согреть тебя… Я… Я только сниму рубашку.
Рой усмехнулся и остановился, вдыхая запах мускуса. Ты такой забавный, Альфонс ...
Мустанг подождал некоторое время. Его глаза смотрели на лежащего перед ним мальчика. Его руки покоились на коленях Альфонса, в то время как губы нежно целовали внутреннюю поверхность бёдер. Мягкие, с придыханием стоны срывались с губ мальчика, голова его запрокинулась в экстазе. Это было чистым наслаждением. Он бы никогда не попросил этого мужчину остановиться сейчас. Не думать об этом было невозможно, но он всё ещё чувствовал себя одиноким. Мустанг остановился, глядя на эрегированный член перед ним. У мальчика был обычный для его возраста размер. Он должен помнить, что ему всего четырнадцать лет. Его сердце снова застучало с силой. Боль ушла.
– Альфонс, ты… - мальчик, сидящий перед ним, прервал его. Удовольствием было даже думать о том, что Рой мог сделать с ним.
– Я уверен. Пожалуйста, сделайте так, чтобы я захотел… Чтобы я почувствовал…- Ощущения были для него внове. Ему не хватало их. Он только обрёл способность прикасаться, чувствовать вкус, испытывать боль. Всё было слишком непривычным. Но ему хотелось большего.
Мустанг почувствовал жалость. Его рот прижался к эрегированному члену, от его тёплого дыхания член дёргался, и он услышал стон Альфонса. На языке его был вкус мальчика. Он остановился, сомневаясь, что делает всё правильно. Альфонсу всего четырнадцать. Всё ещё ребёнок. Но сейчас это не было важно. Вкус Альфонса был на его губах. Рой чуть поддразнил его языком. Пока он не хотел делать больше, лишь наслаждался ощущением; он чувствовал, как начинает выступать понемногу сперма. Этот мальчик никогда не испытывал оргазм? Сегодня бывший полковник заставит его почувствовать это. Альфонс не мог сдержать отчаянный стон удовольствия и крика, желая большего. Ощущение было удивительным, заставляя его кричать изо всех сил. Альфонс хотел ещё и ещё. Его пальцы впились в чёрные волосы, но Рой не убыстрялся, оттягивая самый приятный момент. Он чувствовал лёгкое головокружение и никак не мог сфокусироваться. Когда мужчина начал дюйм за дюймом брать в рот его плоть, Альфонс не мог уже думать больше ни о чём. Даже исчезновение брата ушло из памяти. Осталось лишь удовольствие.
- Ах! – Мужчина усмехнулся, вобрав в себя всю длину, и стал с силой сосать. Это заставило мальчика издать громкий крик.
Его голова опустилась ниже, он взял в рот член на полную длину. И приостановился, расслабляя горло. Он ощутил пальцы мальчика в своих волосах, побуждающие его продолжать, но он чувствовал вину. Вину за то, что забирает его невинность. Это не было правильным, но это не было и неверным. Альфонс никогда не чувствовал прикосновение другого мужчины к себе таким образом, и теперь ему нужно было это. Рой удовлетворил его просьбу. Он жёстко засосал, двигая губами вперёд и назад по небольшому члену мальчика, покачиваясь, чтобы получить свое собственное удовольствие от трения о ткань. Не выходило. Наслаждения не было, лишь пульсирующая боль. Тем не менее, собственное удовольствие может подождать. Его правая рука путешествовала по худым бёдрам мальчика, пока другая играла с его яичками. Он чувствовал, как мальчик расслабляется под его прикосновениями, и чувство главенствования разожгло огонь Роя. Его голова двигалась вперёд и назад, когда он сосал, глубоко заглатывая. Запах мускуса усилился по мере того, как Альфонс приближался к разрядке, первой за эту ночь. Мальчик изогнулся дугой на полу, опираясь одной рукой, в то время как другая крепко сжимала чёрные пряди. Было жарко и восхитительно, совершенно ничего общего с тем, что описывал Эдвард.

Он ничего не мог поделать с этим, только изгибаться всё сильнее. Это было реакцией на то, что Рой решил приготовить его, чтобы дать одновременно боль и удовольствие. Мустанг остановился, когда почувствовал еле слышный звук, похожий на плач.
- Нет!.. Нет! Пожалуйста. Это было замечательно.
Рой чуть наклонился и положил пальцы между его губ. Неожиданно мальчик позволил это, без каких-либо вопросов. Он полностью полагался на этого мужчину и не волновался ни о чём. Его язык обвился вокруг них. Лёгкая дрожь и звук участившегося дыхания заставили Альфонса оторваться от занятия и посмотреть на результаты своей деятельности. Он увидел, что мужчина перед ним опустил руку в собственные брюки и ласкает сам себя. Мальчик продолжил легко посасывать пальцы, лаская их языком. Рой застонал громче, прежде чем убрать руку изо рта Альфонса, а другую из своих собственных штанов. Он снова опустился вниз между ног партнёра и улыбнулся, беря головку члена в рот; он был награждён за это сильным непристойным стоном. Глаза Альфонса были закрыты, но он распахнул их, когда почувствовал проникновение внутрь его заднего прохода. Чёрный глаз Роя смотрел прямо на него, предупреждая о том, что произойдёт теперь. Альфонс знал это.
Палец медленно вошёл внутрь. Его мускулы сжались и натянулись вокруг вторгшегося гостя, когда он протолкнулся внутрь. Мальчик стиснул ближайшее, что лежало с ним рядом, свою рубашку, из которой он ещё до конца не выпутался. Рой заметил лёгкое напряжение и взял в рот ещё больше. Боже, два оргазма для него. Он сосал тяжело пульсирующий член, двигая пальцем вперёд и назад. Этого было достаточно. Рой схватил Альфонса за бёдра незанятой рукой и нетерпеливо вставил ещё один палец. Они двигались внутрь и наружу, раздвигаясь внутри на манер ножниц. Крики боли были ничем по сравнению с криками удовольствия, которые пришли после.
- Боже мой! Снова, сделай это снова, Рой! – мужчина улыбнулся и исполнил желание Альфонса.
Его пальцы дальше вошли в тесный проход, коснувшись чувствительной точки внутри. Пока пальцы были заняты, рот продолжал сосать. Рой знал, что Альфонс никогда не испытывал оргазм или удовольствие от секса. Сегодня ночью он быстро всему научится.
- О, Боже.. Рой, что это… Ах! Ахххх! – его голова откинулась назад, когда он кончил. Рой почувствовал вкус спермы, сочетание горького и солёного, и это было вовсе не неприятно. Он подождал немного, пока Альфонс не расслабится, и убрал пальцы из его анального отверстия. Мальчик лежал перед ним, расставив ноги и приоткрыв рот. Его глаза были закрыты, а руки вцепились в ткань рубашки. Было в этом что-то расслабляющее, но Рой имел на Альфонса свои планы. Его собственная потребность болезненно и пульсирующее давала о себе знать.
- Не думай, что всё закончено, Альфонс. Прими кое-что побольше.
Золотистые глаза открылись, чтобы увидеть, как Рой скидывает рубашку. Мальчик увидел нечто выпирающее ниже его живота и ахнул от удивления, широко раскрыв глаза. Он не знал, что должно произойти, и немного боялся этого. Он подался назад, но был пойман губами Роя, прижавшимися к его губам. Он издал приглушённый крик, когда это прижалось к нему. Оно было покрытым тканью, но твёрдым.
- Что вы будете делать? – испугался он. Мустанг увидел его страх и снова почувствовал вину. Мальчик был таким хрупким. Он испытал множество вещей, которые сломили бы других. Рой мягко поцеловал его снова, затем взял руки Альфонса в свои и положил их на штаны.
- Сними их, если ты хочешь ещё больше удовольствия.
Мальчик поторопился исполнить это. Должен ли он принять предложение удовольствия или отклонить его? Его ум затуманился, что-то зашевелилось в паху. Маленькие пальцы возились с кнопками и молнией, прежде чем он был освобождён от этого занятия. Мустанг отодвинул его и смотрел, пока его здоровый глаз не установил зрительный контакт со своим партнёром. Он уже снял рубашку, пока Альфонс отвлёкся, разглядывая его эрекцию. Невинен до конца… Рой улыбнулся, лёг на спину и снова захватил губы своего маленького партнёра. Он никак не мог насытиться их вкусом.
Он решил углубить поцелуй, его язык исследовал припухшие губы, которые сразу же послушно раскрылись. Видимо, мальчик созрел для неожиданных вещей. Язык Альфонса нерешительно начал борьбу с языком мужчины, но в итоге проиграл. Он никогда не стремился первенствовать.
- Пусть боль уйдёт, Рой… Уммм… Я хочу!..
Рой улыбнулся и положил палец между губ мальчика, стягивая с себя боксёры. Теперь пришла боль. Постоянная боль могла привести к тому, что он ранил бы чувства мальчика. У Роя был очень хороший размер, чуть больше обычного, но ничего сверх нормы.
«Я доверяю ему… Он добрый, и он нежен со мной. Почти как брат». Альфонс закрыл глаза и кивнул Рою.
Мустанг повернул к себе ладонь и плюнул на неё, смеясь, когда Альфонс высунул язык от отвращения. Он опустил руку вниз и стал поглаживать себя. Он подрагивал и тяжело дышал, пока не смазал себя всего. Рой поставил руки по обе стороны головы мальчика и пристроился к его заднему проходу. Мальчик держался за его руки и плакал. Слёзы текли по его лицу, но Мустанг не мог остановиться сейчас. Альфонс так много дал ему от себя, а теперь будет поглощён полностью. Его это не заботило. Страсть заслонила собой страх и сожаление.
- Поначалу будет больно, а потом придёт удовольствие. Просто расслабься, Ал. - Мальчик наклонил голову в знак согласия, прежде чем почувствовал влажный, горячий член, проникающий в него. Он вздрогнул. Его мускулы сжались, когда почувствовал давление на задний проход. Он закричал и изогнулся, но не смог отодвинуться. Его тело словно заморозило. Рой поморщился, когда кольцо сжалось вокруг него, но всё же ощущение было чудесным. Он тихо застонал, проталкиваясь вперёд. Весь его контроль был сосредоточен на том, что с Альфонсом надо быть поаккуратнее. Блондин опять закричал, царапая руками пол. Слёзы текли по его щекам, но не от боли, а, скорее, от страха. Всё это время он тосковал по желанию к другому, по потребности к нему. Рой остановился, целуя слёзы, пока Альфонс не перестал хныкать. Он нежно поцеловал мальчика в губы и снова стал входить в него. Альфонс смотрел на него с отчаянным желанием.
- Это не больно… - тихо сказал мальчик, утыкаясь лицом в плечо Роя. Он обвил руками шею Мустанга, а ногами – его талию. Рой колебался, но ясно было, что это совсем не то, чего хотел Альфонс. Он сжал его ноги и подался вперёд, ощущая, как жарко и тесно внутри. Он испустил вздох удовольствия, почувствовав нарастающий жар внутри.
- Ал, ты… ты в порядке? – мальчик кивнул и чуть шевельнулся, от слёз остались лишь мокрые дорожки на щеках.
Мустанг удовлетворился этим и начал двигаться. Он дрожал от холода, но не обращал на это внимания, когда медленно вошёл внутрь. Темп его был медленным и нежным, таким, как для кого-то, к кому Рой неравнодушен. Он никогда, на памяти Альфонса, не делал ни для кого подобных романтических вещей, и мальчик был смущён. Когда его брат описывал секс, по его словам, это всегда было грубо и быстро.
- Вы же не собираетесь уйти после того, как закончите?
Рой остановился, потом откинулся назад, чтобы посмотреть на него. На смущение и боль в его глазах. Он нахмурился и нежно поцеловал мальчика в губы. Поцелуй был короткий, но чувственный. Он перенёс свой вес на мальчика, но не полностью, и провёл пальцами по лицу Альфонса.
- Никогда.
Он поцеловал его снова и продолжил свой неторопливый темп. Альфонс мог чувствовать каждый дюйм того, что двигалось внутри него, но это было чудесно. Оно давило на некую точку внутри него, и заставляло выгибаться и стонать сильнее. О, Боже… Как хорошо! Он закрыл глаза и откинулся назад, позволяя громким стонам скатываться со своего языка с каждым толчком, который делал его партнёр. Темп раздражал Роя, но наблюдать за его кричащим партнёром было невыразимо приятно.
- Пожалуйста… Я снова хочу почувствовать это…
Рой улыбнулся, думая о том, насколько же Альфонс на самом деле невинен. А он забрал эту невинность. Хотя ему это было на пользу.
Дождь остановился, но никто из них не заметил этого. Только когда лунный свет осветил всё вокруг, Альфонс заметил прекрасное чистое ночное небо. Он больше ничего не боялся. Присутствие Роя помогло ему пережить шторм, и это было удивительно. Его спина изогнулась, он раскачивался в такт своему партнёру, постанывая от блаженства, но темп чуть изменился. Рой хотел разрядки. Он протолкнулся вперёд. Их тела прижались одно к другому и стали единым целым под лунным светом, в экстазе они стонали имена друг друга. Давление стало нарастать, и Альфонс откинул голову назад. Это снова случилось, но теперь куда быстрее. И теперь оно было другим, не то, что раньше. Он закрыл глаза и начал стонать громче, когда кожа его заднего прохода растягивалась и горела вокруг члена Роя. Но мужчина не позволил бы ему прийти к финишу так быстро. Его темп упал до дразнящего, до раздражающе низкой скорости. Альфонс сжал ноги, чтобы заставить Роя глубже войти в него и довести его до края.
- Сильнее! Я хочу!.. – Мустанг покачал головой и мягко поцеловал припухшие губы Альфонса. Он снова начал наращивать ритм, но уже не так быстро, как раньше.
Хотя он и хотел разрядки, но сделать это с мальчиком было не так легко. Он рисковал этой ночью всем. Один неверный поступок – и он окажется в тюрьме, если не хуже. Не говоря уже о сплетнях по городу. Его бёдра снова толкнулись вперёд, чуть более грубо. Он закрыл глаз и прислонился лбом ко лбу мальчика, губами чуть не касаясь его губ. Они улыбнулись друг другу и обменялись поцелуями, прежде чем Мустанг позволил своему партнёру получить разрядку. Его рука задвигалась между ними, проходясь вверх и вниз по напрягшемуся члену. Он размазал импровизированную смазку по всей длине своего члена и стал более настойчиво проталкиваться в него. Альфонс тихо простонал его имя. Их тела были покрыты потом, а они двигались синхронно, постепенно совершенствуя свои движения. Их голоса произносили имена друг друга, пока они наслаждались этим.
- Боже, Рой! Аах, это… Ещё!
Его голова откинулась назад, когда он снова испытал оргазм. Его семя потекло между тел, но они продолжали двигаться вместе в одном устойчивом темпе. Удовольствие было очень сильным, и Альфонс тяжело дышал. Рой чувствовал, как анальное кольцо вокруг его члена сжимается, провоцируя его собственный оргазм. Он позвал мальчика по имени и излил свою собственную сперму внутрь него. Мустанг застонал и остановился, отдыхая, но не выходя их мальчика. Альфонс лежал на нём сверху, их пальцы были переплетены, а сердца стучали в унисон. В комнате, которая раньше была холодной, теперь стало тесно и жарко. Так, как нравилось Альфонсу. Он улыбнулся и нежно поцеловал Роя. Пусть это не может длиться вечно. Он должен найти брата, а Мустанг – вернуться в армию. Но в этот момент ни о чём не стоило беспокоиться. Он подумает об этом позже, когда проснётся наутро. Их веки отяжелели, и хотелось спать. Но прежде Альфонс хотел быть хоть в чём-то уверенным.
- Я думаю… Я… Я думаю, что люблю тебя… - произнёс Рой мягким голосом, полным страсти и желания. Тишина повисла в комнате. Никто не сказал ни слова, когда Мустанг взял Альфонса на руки и отнёс в постель. Он отодвинул покрывало и положил мальчика, затем нежно поцеловал его в губы и улыбнулся. Рой скоро присоединится к нему, но сначала нужно пойти к двери. Он вышел в прихожую и закрыл дверь на засов. Клацанье, а затем тишина. Рой кивнул и вернулся в постель к любовнику. Мальчик улыбнулся и прижался к нему. Пусть армейская собака. Ничего страшного, его брат сам был когда-то армейской собакой. Он улыбнулся. Если бы только можно было вернуть память назад. Хотя сейчас было хорошо и без них. Он обвил руки вокруг мужчины и подтянул его ближе к себе, наслаждаясь теплом его тела. Альфонс счастливо улыбался, когда его глаза стали медленно закрываться. Несколько слезинок потекли незамеченными вниз по щекам. Рука Мустанга сдвинулась с его груди и вытерла слёзы. Единственным, кто не заметил их, был тот, кто плакал. Он улыбнулся и посмотрел на Роя любящим взглядом. Было между ними нечто такое, что навсегда останется неизменным. Может, на это нужно надеяться. Они улыбнулись друг другу и поцеловались на ночь перед тем, как провалиться в мир снов. Но прежде стоило ответить на сказанное ранее.
- Вы знаете, Рой… Я думаю, что тоже люблю вас…

@темы: фанфикшен, перевод, гражданские, Рой Мустанг, FMA MILITARY Фест: из Аместрис с любовью

Комментарии
2011-05-01 в 02:07 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Мэй_Чен, такой шикарной порнухи стоило и подождать *__*
Второй фик мне мозг подчистую вынес, он мне приснится сёдня:alles:
Божи-божи, какой же Ал замечательный:crazylove:
Чорд, я могу написать целую поэму о том, как прусь от такого нежно-укешного образа любимой малолеточки хД
Спасибо огромное, заказчик удовлетворён чуть более, чем полностью:kiss:

2011-05-01 в 02:22 

Мэй_Чен
Absit omen
алКошка, фу-у-у-ух. Какое облегчение, я очень рада. Ещё раз прошу прощения, что так поздно.

2011-05-01 в 02:26 

Нет ничего невозможного, если ты охуел до нужной степени
Мэй_Чен, ну так почти все ж поздно хД У меня ещё заявка в фанклуб Мустанга висит... МорР меня покарает Т__Т

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Все военные Аместрис

главная